Исцеление как разделение

В эту пандемию я научился кое-чему новому. Обычно когда мы говорим о психотерапии и исцелении, то мы говорим о целостности. Исцеление — целый. Целый — что-то склеить, собрать разбитое или расщеплённое. Вернуть потерянную часть души, вернуть себе силу, опору, открытость etc.

Но в последние полгода я больше учился обратному процессу: отдать ненужное, перестать нести тяжёлое, тащить кого-то и сливать куда-то энергию. В этом случае происходит не возвращение своей части, а разделение с чужим. Чтобы стать целым.

А что это такое чужое? Это чужие чувства, обычно наших старших значимых родственников и вообще людей, с которыми мы связаны отношениями жизни и смерти.

Например, бабушка сильно пострадала в своей жизни, и у внучки жизнь не складывается: ни работы хорошей, ни отношений. Так внучка заботится о бабушке. Надо ли здесь что-то исцелять внучке? Ну, в каком-то смысле да, внучка ранена, она очень любит бабушку, а у той тяжёлая судьба. Но всё-таки главное движение здесь — разделить жизнь бабушки и внучки, провести чёткую границу. «Это моя жизнь, а это твоя, бабушка. И я всё равно твоя внучка, даже если счастлива и у меня хорошая жизнь».

Комментарий