Цензор хочет, чтобы вы повзрослели

Есть со взрослением одна ловушка, которую иногда можно не увидеть. Когда клиент приходит с запросом повзрослеть, стать независимым и социально состоятельным, часто сам этот запрос идёт от внутреннего цензора, или критика. Это можно заметить по тому, с какой ненавистью к себе и горечью такой запрос озвучивается. «Ну что ж ты, ?%;*#, не взрослеешь», — как бы говорит себе клиент. Психолог может в эту ловушку влететь и начать «взрослеть» клиента, потакая его (и своему) цензору.

Но кого критикует цензор? Кем он недоволен, какой частью нас? Он недоволен детской частью, которая не хочет ходить на работу, становиться самостоятельной и т.д. В идеале он бы её просто уничтожил. Именно так звучит запрос внутреннего цензора к психологу — «уничтожьте, пожалуйста, вот эту ноющую инфантильную часть, чтобы личность могла зажить спокойно и счастливо».

Но уничтожить часть себя — это не повзрослеть. Для меня самого взросление горячая тема, и я понимаю, что быть экономически независимым и социально успешным — это не обязательно быть взрослым. На самом деле, это не очень большое достижение. Для этого надо просто продолжать делать то, что заставляли делать в школе: просыпаться утром, ходить в одно и то же место с группой других таких же людей, выполнять указания старшего и т.д. Это конформистская социальная адаптация, но это не внутренняя зрелость.

Наоборот, возможно, когда какая-то часть вас сопротивляется общепринятому взрослению, это говорит о силе вашего внутреннего процесса. Да, это связано с травмой, личной или родовой, да, так мы сохраняем лояльность своей семейной системе, защищаем себя (и, кажется, что других) от боли, в этом есть вторичные выгоды. Нам приходится разбираться с этими внутренним ранами и конфликтами, переставая уничтожать свою сердцевину.

Но интересно, что  нежелание уничтожать свою сердцевину — это характеристика посткомфорной чувствующей стадии в психологии вертикального развития — стадии, более зрелой, чем рациональная, подростковая и конформная. Поэтому весь процесс видится так, что трудности со взрослением и социальной адаптацией связаны не только с ранами и вторичными выгодами, но и с более зрелыми личностными тенденциями.

Комментарий